RSS лента


Токалки. Сколько жен в самый раз: три или...

  • 20.августа.2019, 15:06,
  • 2 313
  • 0
  • Автор: TNigmanov
Автор фото: comode.kz

Легализация многоженства и институт «токалок» по частоте обсуждения в казахстанском обществе уступают разве что коррупции. За прошедшие дни ряд казахстанских и зарубежных СМИ опубликовали заявление этнографа Галии Кандаулыкызы, утверждающей, что наличие «токалки» продлевает жизнь мужчине. Несмотря на то, что в интернете не удалось найти хотя бы одной научной статьи этнографа Кандаулыкызы, ее мнение о необходимости возрождения института токал все еще разделяет консервативная часть казахстанского общества.

Почему наличие токал действительно продлевает жизнь мужчине, этнограф толком не объясняет. По ее словам, пожилой мужчина, словно Дориан Грей, автоматически сбрасывает лишний десяток лет при наличии второй молодой жены. Разумеется, меньшая по сравнению с женщинами продолжительность жизни мужчин связана исключительно с отсутствием возможности завести вторую жену. Стресс, пристрастие к вредным привычкам, работа на тяжелом или вредном производстве здесь абсолютно не причем.

 

Также, по мнению Кандаулыкызы, наличие молодой и красивой токал для уже не такой молодой и не столь красивой байбише (первая, старшая жена – прим. ред.) – неоценимая честь. Представьте, мужчина предпочитает коротать ночи с молодой токал, но при этом не хочет уходить к ней окончательно, потому что первая официальная жена и готовит вкуснее, и носки стирает лучше. Действительно, подобная ситуация для первой жены является величейшей честью и пределом мечтаний.

 

Сетует Галия Кандаулыкызы и на низкую рождаемость, в которой виноваты «ленивые» мужчины, не способные прокормить семейство на каких-то 5-6 детей больше, чем у них есть сейчас. Справочно: год назад самая часто встречаемая зарплата по Казахстану была 80 тыс. тенге. В общем, заявления Галии Кандаулыкызы вызывает целый ряд вопросов, лучшим ответом на которые может быть только легендарное «потому что потому что».

 

Интересно, что мало кто из сторонников многоженства поддерживает многомужество. Они усердно доказывают, что мужчина может завести себе молодую жену, если первая уже не «первой свежести». Но при этом, по их мнению, женщина обзавестись вторым мужем, коль первый с годами одряхлел, уже не может. Вот такое прогрессивное лишенное стереотипов и предрассудков общество, выступающее за равные права между мужчинами и женщинами.

 

Как бы ни было обидно особо рьяным сторонникам традиционных казахских ценностей, не все эти ценности и особенности жизни прошлых поколений действительно нужны в настоящее время. Если наши предки делали что-то 500 лет назад, то это совсем не означает, что и мы сейчас должны делать так же. Необходимо сохранять и поддерживать только те ценности, которые помогают современному обществу. Например, бережное отношение к матери или уважение к старшему поколению.

 

Но есть и негативные примеры старого уклада жизни. Например, раньше девочек выдавали замуж без согласия в 12-13 лет. Пойдет ли на пользу современной шестикласснице брак со взрослым мужчиной, которого подобрали без ее ведома родители? Определенно, нет.

 

То же самое и с институтом токал. В описываемой Кандаулыкызы ситуации «муж сам решает, с кем сегодня ужинать» возникает абсолютно ненужная конкуренция между женами за внимание супруга, который и без того большую часть дня проводит на работе. А сколько времени останется у такого мужа для детей из фактически двух разных семей, вообще непонятно. Семью, построенную на ревности и дефиците взаимного внимания, сложно назвать крепкой и здоровой.

 

«Зульфия мой халат гладит у доски, шьёт Гюли, а Фатьма штопает носки», - пели герои культового фильма «Кавказская пленница». Возможно, это настоящая сказка для мужчины, мечтающего почувствовать себя альфа-самцом, но подобный расклад унижает достоинство женщины. Получается, что она должна хранить верность одному мужчине, а на него подобные обязательства не распространяются. На трогательную фразу «я тебя люблю, мой один-единственный» женщина получает не столь романтичный ответ: «И я тебя люблю, номер три».

 

Даже в Малайзии или ОАЭ, странах, где всё ещё разрешено многоженство, количество полигамных браков стремительно снижается. Общество идет к окончательному признанию, что многоженство – пережиток прошлого, которому нет места в настоящем. Казахстанское же законодательство уже давно дало ответ на извечный вопрос: «Сколько жён в самый раз? Три или…». Одна. Менять это нет никакой необходимости.

Оставить комментарий