Злокачественное образование

  • 15.января.2019, 22:59,
  • 679
  • 1
  • Автор: GAbishev

Дискуссию о развитии среднего образования в Казахстане, информационным поводом для которой послужило обращение педагога из Актобе Натальи Гебель, которая, как оказалось, и вовсе не работает в школе, продолжает в своей колонке на страницах Turan Times аналитик Максим Сиваков. 

Максим СИВАКОВ, аналитик

 Вслед за нашумевшей статьёй "Крик души педагога из Актобе" на том же портале вышла ответная – "Педагог из Актобе не работает в школе почти 10 лет" – от лица замрука областного департамента образования. Звучит как приглашение учителям действующим, мол, никто ничего не хочет сказать?


Может и хочет, госпожа Мыржыкбаева, да вряд ли решится. Для учителя рынок работодателя в сфере школьного образования монополизирован. Вы – практически единственный его потенциальный работодатель. Школьный учитель – не менеджер среднего звена в коммерческой компании, который может устать, высказаться, встать и уйти в совсем другую компанию. Компетенции последнего более эластичны с точки зрения применения, а зарплаты могло хватить на то, чтобы накопить на чёрный день. Школьный учитель же, однажды попав в систему, становится её рабом. Потенциальных работодателей за пределами системы государственных школ крайне мало, а зарплата такая, что невольно начнёшь учить так, чтобы твоим ученикам понадобился репетитор. Да и бесполезно критиковать на уровне своей школы, когда все школы – части одной системы, и вроде как никто по отдельности ни в чём не виноват. В системе действует жёсткая вертикаль власти: директора должны регулярно отчитываться перед своими департаментами, а департаменты – перед столичными чиновниками, у которых уже не ученики, а KPI. В условиях, когда твоё рабочее место зависит от того, как ты исполнишь (читай "отчитаешься") новую линию партии ожидать чуткой реакции на критику, исходящую от рядового учителя – мягко говоря, наивно. Они просто выполняют приказы сверху, суть которых менялась с приходом очередного – сколько их было? – министра образования.

 

Назарбаев Интеллектуальные Школы и Назарбаев Университет взяли на себя роль новых незыблемых ориентиров. Логика выработки стандартов с перспективой дальнейшего их масштабированию по всей стране кажется понятной, однако, не может не вызывать сомнения реалистичность её воплощения в жизнь. Сегодня вышеуказанные заведения фактически стали элитными, и разница в уровне учеников там и в остальных местах бросается в глаза. Не так-то просто судить об уровне модели образования, когда в качестве её результата нам демонстрируют самых способных единиц, отобранных среди сотен тысяч обычных. Некоторые из них и без учителей покажут уровень выше, чем средний выпускник школы. Способностей у них изначально выше, а ощущение собственной избранности добавляет мотивации. Пусть они выиграют хоть все всемирные олимпиады по физике и математике, это само по себе никак не меняет жизнь остальных школ с остальными учениками. Хотя нет, меняет, остальные школы остались без лучших учеников, так как их забрали в Назарбаев школы. И я очень за них рад, и не настаиваю на том, что они должны были оставаться учиться со обычными одноклассниками, которые значительно от них отстают и обычными учителями, которые вряд ли смогут дать им намного больше, чем восторг и поощрение. Я лишь говорю, что ссылаться на них как на доказательство правильности выбранного курса в системе среднего образования нельзя, они им не являются. Как модель, применимая в лучших школах с лучшими учениками и лучшими педагогами, будет работать с обычным, среднестатистическим, учеником не ясно вообще. А бесплатное школьное образование должно быть ориентированно в первую очередь на таких учеников. Вдобавок у меня вопрос: сколько денег тратится на одного ученика в Назарбаев школе или Назарбаев университете; сможет ли государство тратить столько же на каждого школьника?

 

Сегодня дистанция между флагманами образования и остальными школами такая же, как дистанция между менеджерами системы образования и её клиентами, родителями. От любых замечаний управленцы отмахиваются рукой с фразами "Нужно меняться", "Нам нужны люди, устремлённое в будущее" и, моё любимое, "За основу нашей системы взята финская, признанная лучшей в мире". Последнее очень напоминает риторику наших пивоварен, которые "варят пиво по немецкой рецептуре". Может быть и по немецким, вот только продукт на выходе даже не пахнет, как тот, что вам предложат на Октоберфест. Ну а меняемся и устремляемся в будущее мы уже много лет. Вот только, когда ты начинаешь спрашивать людей вокруг, учителей и родителей, про образование, слышишь то же, что слышал тогда, когда и сам ещё был учеником. И ведь это уже другие родители и другие учителя. Оттого и складывается ощущение, что все реформы в образовании, начинавшиеся с целью сделать образование лучше, завершались необходимостью новых реформ. К обсуждению же текущих так легко не подступиться. Не нравятся нововведения – боишься перемен. Не понимаешь смысла той или иной вещи – это зарекомендовавшая себя на международном уровне модель. Учитель возмущён – она давно не учитель. Критиковать нас может только тот, кто работает на нас. Не может, госпожа Мыржыкбаева, и вы это прекрасно понимаете.

скачать dle 12.0
Оставить комментарий

Абсолютно согласна с Максимом Сиваковым.Года два-три назад, когда был телемост с министерством образования, на котором живописали новую систему развития критического мышления (в министерстве эту кембриджску систему почему-то так называют), я,все послушав, задала вопрос: понимают ли дамы, что они собираются внедрять диверсию государственного масштаба? Одна из дам в качестве ответа повторила длинный абзац из своего только что прозвучавщего выступления, а на повторный вопрос ответила, что регламент Актобе исчерпан. Презентуемая тогда система за очень короткий срок каня на камне не оставила от старой (по которой, кстати, учились все, кто сейчас внедряет  это злокачественное образование). К сожалению, сегодняшняя система образования - ни что иное как организм, в котором иммунитет не в состоянии подавить очаг инфекции, новообразования и т.п. и этот очаг приводит организм к гибели.Что о невозможности делать комментарии учителям, которые нынче в другой отрасли трудятся, то это безусловная дискриминация: профессию не пропьешь, особенно если человек пришел в нее по призванию. Я тоже из бывших, но ушла из школы, потому что не хотела работать под тупым завучем, и у меня есть коллеги, недавно оставившие школу по причине нежелания гробить детей по новой системе. Сегодняшних школьников мы еще не потеряли, но если ЭТО (!) продлиться, то потеряем страну. Выпускники НИШ и НУ при их количестве - не спасение, тем более что о патриотизме они имеют лишь теоретическое представление